Популярные статьи


Новые статьи


09/11/2020

Национальный суверенитет или международное право? Последнее слово российской Конституции

В январе 2020 г. президент Путин призвал внести в Конституцию России поправки, которые закрепят ее приоритет над решениями наднациональных органов (в частности, ЕСПЧ). Интересно, что эта идея в России не стала новой и что российские эксперты, много лет призывавшие к этому, в обоснование своей позиции ссылались на опыт Германии.
09/10/2020

Российское мемориальное законодательство и другие ограничения свободы выражения мнения

Согласно Европейской конвенции о правах человека, государства должны гарантировать гражданам право на свободную и открытую дискуссию о прошлом. Однако с появлением мемориальных законов, т.е. законов об исторической памяти, право на свободное выражение мнения оказалось под угрозой.
16/09/2020

Международное наблюдение на региональных и местных выборах в РФ: «невозможное возможно»?

В августе 2019-го несколько международных организаций получили просьбу прислать наблюдателей для наблюдения за выборами в Москве и Санкт-Петербурге. Однако она осталась без результата — международное наблюдение единого дня голосования 8 сентября 2019 г. не проводилось.
28/08/2020

Дело сестер Хачатурян: поворотный момент в законодательстве РФ о домашнем насилии?

В России до сих пор не существует закона о домашнем насилии. Станет ли дело сестер Хачатурян — девушек, которые подвергались многолетнему насилию со стороны отца — поворотным моментом в принятии такого закона?
09/08/2020

Из-за решетки — в Сеть: доступ к интернету в тюрьме как право человека

Что такое интернет — средство или цель? Как определяется право на доступ к интернету? Является ли оно самостоятельным правом человека или же дополняет другие права, защищаемые Европейской конвенцией о правах человека?
23/07/2020

Что скрывается под видом экстрадиции из ЕС в Россию

Что ждет российских граждан, экстрадируемых из стран ЕС на родину? Согласно Европейской Конвенции по правам человека и прецедентному праву ЕСПЧ, страна, выдающая обвиняемого, должна оценить риски, которые могут ожидать экстрадируемого. Но верно ли оценивают эти риски европейские суды?