Проект: Помощь беженцам и мигрантам в юридических клиниках РФ

Юридическое клиническое образование на благо лиц, ищущих убежища, беженцев и мигрантов в Европе

Ульрих Штеге

Директор клинической программы Международного университетского колледжа в Турине (IUC)
Преподаватель юридической клиники Университета Претории (Южная Африка)
Исполнительный секретарь Европейской ассоциации клинического юридического образования (ENCLE)
Член центрального комитета глобального альянса за обучение справедливости (GAJE)

Клиническое юридическое образование в Европе

Клиническое юридическое образование(КЮО) в Европе в последние годы достигло нового уровня; юридические вузы по всей Европе либо уже учредили у себя клиники, либо активно обсуждают их открытие.

Клиническое образование — это не совсем нововведение. В некоторых европейских странах это движение набирало обороты на протяжении многих лет (например, в Великобритании с 1970-х, а в Восточной Европе — с 1990-х годов).

Юридические клиники теперь можно найти практически во всех европейских странах. Относительно недавно (за последние 5–15 лет) появившиеся программы КЮО в таких странах, как Германия, Франция, Италия и Испания, являются важными элементами этого прогресса.

Другим убедительным примером новой динамики является создание Европейской сети клинического юридического образования (ENCLE) в 2012-2013 годах. Постоянно растущее число членов (около 160 из более чем 30 европейских и других стран по состоянию на январь 2018 года) и успешная организация различных ежегодных мероприятий (конференции, тренинги для преподавателей, просветительские мероприятия на европейском уровне и т. д.) являются прямым доказательством постепенного укрепления европейского сообщества юридических клиник. Очевидно желание встречаться, обсуждать нововведения в области юридического образования, обмениваться опытом с клиницистами и юридическими клиниками по всей Европе. За несколько лет конференция ENCLE стала главным ежегодным местом встречи европейских клиницистов. В 2018 году ENCLE организуетсвою уже шестую ежегодную конференцию 20 и 21 сентября 2018 года в Турине (Италия), на которой ожидается участие около 150 представителей клиник из Европы и других регионов.

Интересно, что наблюдаемый прогресс клинического образования по большей части не связан с активностью американских донорских организаций, как это было в Восточной Европе. Некоторые утверждают, что основным источником вдохновения стал Болонский процесс, целью которого является сближение разных систем высшего образования. Другие полагают, что эта динамика вызвана тем, что традиционная модель преподавания права в Европе переживает кризис. Действительно, студенты-юристы, как и новое поколение преподавателей юридических вузов, недовольны консервативными методиками, по которым до сих пор обучают на юридических факультетах по всей Европе. Клиническая составляющая воспринимается как интересная и инновационная альтернатива, у которой есть потенциал для преодоления разрыва между законом «на бумаге» и его практическим применением в жизни. Она способна увлечь студентов и, таким образом, сделать правоведение и юридические факультеты более привлекательными и значимыми.

Учебная программа юридических клиник призвана научить применению законов в реальности, беря в расчет множество правовых и неправовых факторов, которые влияют на социальные, юридические, политические и экономические механизмы в обществе, в то же время готовя студентов к строгим требованиям государственной или частной практики, а также объединяя их теоретическое понимание права с реальным опытом.

Помимо этого, многим юридическим клиникам свойственна приверженность принципам социальной справедливости, включающая в себя такие задачи как (1) оказывать поддержку людям, не имеющим возможности получить ее через госструктуры; (2) доносить до студентов осознание социальных проблем, тем самым укрепляя статус юристов как «социальных акторов»; (3) инициировать системные изменения; (4) относиться к праву как к инструменту социальной политики. Таким образом, с помощью клинического образования формируется новое поколение профессиональных юристов и адвокатов, которые рассматривают свою роль в обществе с критической и социальной позиций, тем самым разрушая «воспроизведение иерархии» (выражение философа права Данкана Кеннеди), из-за которого традиционное юридическое образование так часто подвергается критике.

Клиническое образование на благо лиц, претендующих на убежище, беженцев и мигрантов

 Еще одним возможным объяснением повышения популярности клинического образования в Европе является тот факт, что эта часть нашей планеты переживает сейчас нелегкие времена, сопровождающиеся глубокими изменениями в самых разных сферах общественной жизни. В свете сложившихся обстоятельств многие студенты и преподаватели начали подвергать сомнению способность современных правовых систем оперативно и адекватно реагировать на многочисленные перемены и кризисы. В результате этого процесса и на волне общественного активизма были открыты несколько юридических клиник, которые отдалились от традиционных методов юридического образования и стали позиционировать себя в качестве инструментов системных социальных изменений.

Это особенно касается области миграции и законодательства о беженцах, которые в последние годы стали важной частью общественного дискурса во многих странах Европы из-за увеличения числа лиц, ищущих убежище, и беженцев, но также в связи с повышенным политическим и общественным вниманием к этой сфере. В правовом положении лиц, ищущих убежище и претендующих на статус беженца, часто прослеживается правовая неопределенность, а зачастую и вовсе отсутствуют желание и ресурсы для предоставления им юридической помощи. В результате все больше студентов-юристов и их преподавателей в Европе начали видеть необходимость сосредоточить свою деятельность именно в этой области. Из-за этого многие проекты клинического юридического образования в странах  Европы стали ориентироваться на работу с этой категорией лиц. Количество новых клиник с названиями типа «Правовая помощь беженцам», «Клиника миграционного права» и «Клиника по правам человека», которые были созданы в разных странах Европы только за последние 5-10 лет, впечатляет.

Несмотря на различия с точки зрения содержания и структуры, у большинства клиник немало общих характеристик. Одна из этих характеристик — это подготовительный этап, включающий в себя как теоретическое знакомство с законодательством о беженцах и мигрантах, часто охватывающее национальные, международные и европейские правовые обязательства, так и практическую подготовку, связанную с составлением юридических документов и проведением собеседований. В рамках работы клиники студенты совершенствуют свои практические знания и навыки, занимаясь прямыми юридическими консультациями (для лиц, ищущих убежище, беженцев, мигрантов) и даже стратегическими судебными разбирательствами (например, помощь при составлении жалоб в Европейский суд по правам человека в Страсбурге).

Некоторые клиники делают больший акцент на личных консультациях, то есть просители убежища или беженцы могут получить доступ к университетским учреждениям во время приемных часов, чтобы получить юридическую консультацию по интересующим их вопросам (например, по такому принципу работает клиника миграционного права при Университете Рома Тре в Италии).

Другие юридические клиники также ведут прием на базе университета, но запросы об оказании помощи проходят предварительный отбор ассоциаций беженцев в соответствии с определенными критериями (например, отбираются только запросы лиц, находящихся на определенном этапе процедуры предоставления убежища, когда профессиональная юридическая консультация часто недоступна из-за отсутствия подходящей схемы предоставления государственной юридической помощи). Так обстоит дело, например, в юридической клинике по правам человека и миграции в Турине (Италия), которая оказывает юридические консультации лицам, претендующим на получение убежища, до их собеседования со специальной комиссией.

Еще одна возможность привлечь студентов к работе с «живыми» клиентами — это тесное сотрудничество с ассоциациями беженцев (когда студенты работают как стажеры в таких ассоциациях), где студенты консультируют клиентов, используя ноу-хау и возможности местной ассоциации беженцев. Так обстоит дело с миграционной клиникой при Парижском институте SciencesPoво Франции.

Кроме того, все больше юридических клиник также привлекают студентов к стратегической судебной практикев национальных или международных судах (например, клиника иммиграционного права при Амстердамском университете), где посредством сотрудничества с ассоциациями беженцев или специализированными юридическими фирмами учащиеся принимают непосредственное участие в составлении и подаче судебных исков и жалоб.

Есть также клиники, которые привлекают студентов к исследованиям и организации мероприятий, призванных повысить уровень осведомленности граждан о нарушениях прав человека и борьбе с ними. В рамках таких программ студенты наблюдают и исследуют, как применяются законы на практике, помогая выявлять проблемы и привлекать к ним внимание. Хорошими примерами таких практических клинических исследований являются проекты, касающиеся содержания мигрантов под стражей. Над этими вопросами работали юридические клиники в разных странах (клиника при Университете Валенсии в Испании, клиника Sciences Po в Париже или клиника по правам человека и миграции в Турине).

Наконец, есть клиники, занимающиеся так называемым «живым правом». Основная деятельность этого направления направлена на организацию тренингов для людей, работающих с беженцами и  лицами, претендующими на получение убежища, либо напрямую с самими мигрантами. Таким образом эти люди получают практическую информацию о том, какие права они имеют и как могут их реализовать (юридическая клиника при Университете им. Гете во Франкфурте-на-Майне).

Все вышеперечисленные формы работы клиник являются хорошими примерами, ставящими под вопрос эффективность традиционной модели юридического образования. Студенты юридических факультетов, участвующие в работе клиник, получают более глубокие знания в сфере миграционного права именно благодаря формату практических занятий. Кроме того, они совершенствуют свои практические навыки, например, умение провести интервью с клиентом в довольно сложных  психологических и межкультурных условиях. Помимо этого, в процессе работы в клинике студенты имеют возможность получить индивидуальную обратную связь от своих одногруппников, от профессиональных юристов, а иногда и от специалистов из других областей; все это помогает будущим юристам критически взглянуть на общепринятые правовые концепции, тем самым способствуя их стремлению стать более успешными и грамотными профессионалами после окончания университета.

В настоящее время клиники, специализирующиеся в сфере оказания помощи мигрантам, действуют практически во всех европейских странах, но, вероятно, самыми впечатляющими результатами отличаются программы в Германии. Некоторые из них были разработаны преподавателями или исследователями на базе общей программы клинического образования (так произошло в клинике по вопросам беженцев при Университете Гиссена). Но в основном все начинается со студенческой инициативы, за пределами университета (так, например, была создана юридическая клиника для беженцев в Кельне).

Одним из ключевых факторов, который, несомненно, способствовал созданию в Германии подходящей почвы для быстрого развития клинического движения, стало изменение в 2008 году закона о юридических консультациях. Поправка к закону открыла возможность для студентов предоставлять юридические консультации (без права представления интересов клиента в суде) под наблюдением квалифицированного юриста. К сожалению, во многих других странах это невозможно; там только квалифицированные юристы могут предоставлять юридические консультации. В таких странах юридическим вузам приходилось придумывать другие модели для  приближения студентов к юридической практике. В большинстве случаев прямого общения с клиентами студентам разрешается предоставлять только правовую информацию (под наблюдением юристов). Однако часто бывает, что адвокаты по различным причинам не предоставляются: часто имеет место отказ государства в предоставлении юридической помощи на определенном этапе прохождения процедуры или подачи ходатайства о предоставлении политического убежища. В таких ситуациях предоставление юридической консультации студентами может сыграть очень большую роль. Другие клиники попытались избежать конфликта с юристами путем разработки альтернативных моделей, частично описанных выше.

Стоит также отметить, что в последние годы усилилось непосредственное влияние протестов беженцев на появление новых клиник (особенно в Германии). Многие из этих протестов, направленных против так называемой «дублинской системы»или против ограничения свободы передвижения, получили поддержку со стороны организаций гражданского общества, включая преподавателей юридических вузов и их студентов, которые добровольно соглашаются поддержать беженцев в их повседневной борьбе с бюрократией. Эта поддержка переросла в более структурированную форму предоставления юридической помощи мигрантам и беженцам в рамках работы клиник.

Мы можем провести некоторую параллель со студенческим клиническим движением в Соединенных Штатах в конце 1960-х годов. Там так же, как и сегодня в Германии, именно студенты, которые пытались использовать свои юридические знания для достижения социальных изменений, стали основными катализаторами клинического движения.

Сейчас можно говорить о целом движении, затронувшем почти все немецкие юридические вузы. По всей Германии открылось около 33 клиник по вопросам прав беженцев. И даже если есть различия в преследуемых целях (образовательные цели v. борьба за социальную справедливость) и организационной структуре (которая также может меняться со временем — как в Гамбурге, где созданная студентами организация была включена в учебную программу Университета Гамбурга), у всех видов юридических клиник есть целый ряд общих особенностей, например, в отношении подготовки студентов к практической работе в в клинике.

Значение обмена опытом для поддержки проектов клинического юридического образования.

Еще раз взглянув на пример растущего клинического движения в Германии, можно заметить, что основополагающим фактором его развития является взаимопомощь. На самом раннем этапе уже работающие юридические клиники  делятся своим опытом с только что созданными клиниками по вопросам прав беженцев. Были организованы встречи между представителями различных клиник с целью обмена материалами и методиками, а также для того, чтобы подумать о том, как это движение может способствовать дальнейшему развитию клиник по вопросам прав беженцев и способствовать улучшению существующих моделей правовой помощи в Германии. После нескольких неофициальных встреч в 2016 году было принято решение о создании сетевой ассоциации, что позволило этому взаимодействию выйти на более высокий уровень. Эта организация объединяет клиники по вопросам прав беженцев по всей стране на базе добровольного членства. Таким образом, у клинического движения появилась структура и возможность найти дополнительное финансирование, чтобы и дальше развивать клиническое юридическое образование в Германии.

«Ассоциация юридических клиник по вопросам прав беженцев» в Германии наряду с другими формальными и неформальными объединениями в области клинического юридического образования в Европе (например, транснациональная Европейская сеть клинического правового образования, Союз франкоязычных юридических клиникили национальные объединения в Италии, Польше, России, Испании и Великобритании) играет фундаментальную роль в распространении программ клинического образования. Эти организации являются ценным инструментом для единомышленников, предоставляя им платформу для обучения, обмена мнениями и идеями и просто для взаимной поддержки (путем участия в конференциях, тренингах, совместных проектах и т. д.) во время запуска или реализации новых программ.

Таким образом, они играют фундаментальную роль в разработке устойчивых программ клинического образования в долгосрочной перспективе, привлекая институциональную поддержку (в основном со стороны университетов), устанавливая общие стандарты или распределяя имеющиеся финансовые ресурсы. Но вполне вероятно, что такого рода ассоциации еще более значимы с точки зрения человеческого фактора в процессе развития клинического движения. Особенно в таких сферах, как предоставление убежища и работа с мигрантами, юридические клиники основаны на мотивации и энтузиазме тех, кто руководит и направляет деятельность клиники. Без этого человеческого фактора юридические клиники просто не могли бы существовать. Описанные выше ассоциации действительно очень важны в этом отношении, так как они обеспечивают возможность для профессионалов встречаться, делиться своими проблемами и находить возможные решения, а также учиться тому, как стимулировать сотрудников клиник и студентов, несмотря на все психологические сложности, связанные с работой в этой области.

Будущее клинического юридического образования в Европе

Опыт многих инновационных и интересных программ клинического образования по всей Европе (особенно в случае клиник по вопросам миграции) демонстрирует, с одной стороны, силу, пользу и успех этой формы юридического образования. Со временем она стала отличным инструментом для воспитания в будущих юристах понимания ценностей, которые могут им понадобиться во все более глобальном мире, а также в оказании квалифицированной и социально значимой поддержки нуждающимся социальным группам (которыми, несомненно, являются беженцы и мигранты).

Несмотря на все преимущества и позитивные аспекты, в каждой клинике есть примеры, иллюстрирующие всю сложность клинического образования. Мало того, что периодически они вынуждены идти на прямой конфликт и конфронтацию (например, с приверженцами традиционных методов образования, с органами государственной власти, с адвокатскими структурами), им также приходится преодолевать немало организационных вопросов (такие как плохая инфраструктура, проблемы с финансированием, отсутствие времени). История клинического движения в Европе показывает, что недостаточно только приложить огромные усилия для создания новой программы или клиники; необходимо также иметь достаточно средств и энергии для поддержания повседневной работы клиники на протяжении долгого времени.

Важно добавить, что на данный момент нельзя сказать, что значимость клинических программ признана по всей Европе. Несмотря на то, что появляется все больше клиник, речь идет об очень небольшом количестве студентов, у которых есть возможность поучаствовать в работе клиники во время учебы. Отмечу также, что многие клиники сталкиваются с многочисленными проблемами, в том числе борются за начисление кредитов студентам с другими учебными программами юридического вуза, так что будущее многих клиник очень остается под вопросом.

И все же есть много причин для оптимизма в отношении будущего клинического образования в Европе. Тем не менее, хочу привести три основные задачи, которые необходимо решать в предстоящие годы, в частности, с привлечением различных ассоциаций (будь то международные или национальные объединения):

(1) Программы клинического образования должны стабилизироваться и расширяться — в том числе и в плане количества студентов,. В этой связи важно отметить, что юридические клиники по вопросам миграции оказались интересным примером, поскольку их деятельность служит дополнительной мотивацией для студентов и преподавателей, мотивированных на борьбу с социальной несправедливостью (к сожалению, причины для такой мотивации вряд ли исчезнут в ближайшие годы).

(2) Университеты должны найти способы поддерживать и поощрять участие факультетов, которые открывают у себя юридические клиники. Академическое признание, а также регулярное финансирование клинических программ — базовые факторы для успешной работы любой клиники.

(3) Необходимо укрепить сообщество юридических клиник в Европе (особенно в области оказания помощи беженцам и мигрантам), что позволит и дальше обмениваться полезным опытом, совместно наращивать потенциал и участвовать в академических исследованиях, а также установить общие стандарты для оценки качества предоставляемых услуг и работы юридических клиник в целом.

Последние публикации

20/12/2021

Галина Арапова: «У людей нет понимания, что такое независимая журналистика и как она должна работать в нормальном обществе»

Журналист Владимир Шведов специально для «Правового диалога» поговорил с юристом, главой Центра защиты СМИ Галиной Араповой о настоящем и будущем российской журналистики, о том, как IT-гиганты относятся к свободе слова и о том, можно ли улучшить закон об «иностранны
17/11/2021

«У нас нет понимания, что женщину нельзя брать силой». Почему в Европе секс без согласия — это изнасилование, а в России — нет

Согласие на секс — сложное понятие с этической, социальной и юридической точки зрения. У него нет однозначного определения и его непросто обсуждать из-за табуированности темы, но с каждым годом все больше стран признает секс без согласия изнасилованием.
29/09/2021

Министры и диссертации: разоблачения академического плагиата и их политические последствия в России и ЕС

В 2013 году одним из «слов года» в России было признано слово «Диссернет» — это неформальное сетевое сообщество, которое появилось в том же году и занималось расследованиями нарушений академической этики в России — в первую очередь, выявляло плагиат в диссертациях высокопоставленных ученых и политиков.