Ольга Гулина — директор и основатель RUSMPI — института миграционной политики, Берлин, Германия; PhD in Migration Law (2010, Университет Потсдама, Германия), кандидат юридических наук (2002, Башкирский госуниверситет), диплом Высшего курса по правам человека (2005, Helsinki Human Rights Foundation, Польша), диплом юриста (Институт права, Башгосуниверситет, Россия). Ольга — член сети «Миграция в странах ЕС», стипендиат фонда Александра Гумбольдта, Европейской академии дипломатии, института Кеннана международного исследовательского центра Вудро Вильсона, Московской школы политических учений. Ольга имеет более 19 лет академического и практического опыта работы в институте миграционной политики (Берлин, Германия), институте Кеннана (Вашингтон, США), Центре прав человека Университета Потсдама (Потсдам, Германия), Центре CEREN Университета Хельсинки (Хельсинки, Финляндия), Институте права БГУ (Уфа, Россия). Ольга эксперт по сравнительному иммиграционному праву, иммиграционному праву ЕС и РФ, защите прав человека.

Страны

Все страны

20/12/2021

Галина Арапова: «У людей нет понимания, что такое независимая журналистика и как она должна работать в нормальном обществе»

Журналист Владимир Шведов специально для «Правового диалога» поговорил с юристом, главой Центра защиты СМИ Галиной Араповой о настоящем и будущем российской журналистики, о том, как IT-гиганты относятся к свободе слова и о том, можно ли улучшить закон об «иностранны
17/11/2021

«У нас нет понимания, что женщину нельзя брать силой». Почему в Европе секс без согласия — это изнасилование, а в России — нет

Согласие на секс — сложное понятие с этической, социальной и юридической точки зрения. У него нет однозначного определения и его непросто обсуждать из-за табуированности темы, но с каждым годом все больше стран признает секс без согласия изнасилованием.
29/09/2021

Министры и диссертации: разоблачения академического плагиата и их политические последствия в России и ЕС

В 2013 году одним из «слов года» в России было признано слово «Диссернет» — это неформальное сетевое сообщество, которое появилось в том же году и занималось расследованиями нарушений академической этики в России — в первую очередь, выявляло плагиат в диссертациях высокопоставленных ученых и политиков.
28/06/2021

Татьяна Глушкова: «Либо ты живешь под дамокловым мечом, либо постишь в соцсетях исключительно котиков»

Журналист Владимир Шведов специально для «Правового диалога» поговорил с юристом Татьяной Глушковой, и вместе они разобрались в сегодняшнем многообразии форм «иностранных агентов» в России и том, чем эти статусы грозят их обладателям.
03/05/2021

В поисках баланса: свобода выражения мнения и уголовные санкции в борьбе с дезинформацией о COVID-19

В период пандемии COVID-19 дезинформация стала важной проблемой, которая ставит под угрозу здоровье и даже жизни людей. Но где провести границу между борьбой с распространением дезинформации и наступлением на свободу слова?
31/03/2021

Все в одной лодке?

Весной 2020-го, в начале пандемии COVID-19, казалось, что все мы одинаково уязвимы перед коронавирусом, который не делит людей по полу, национальности, социальному статусу или экономическому положению. «Мы все в одной лодке», — заявляли политики. Но скоро стало очевидно, что это не совсем так.
22/02/2021

Год после Mietendeckel: как работает закон о заморозке аренды в Берлине

Год назад в Берлине был принят Mietendeckel — закон о заморозке аренды. Как он работает сегодня и как к нему относятся жители города и арендодатели?
11/01/2021

Брексит: последствия для прав человека в Великобритании

Как связаны брексит и права человека? Саймон Косгроув, председатель попечительского совета организации «Права в России», в своей колонке рассказывает, как выход Великобритании из ЕС повлиял на настоящее и будущее правозащиты в стране.
22/12/2020

Вернуть исторический долг: вот ваш европейский паспорт

Сегодня ряд европейских государств позволяют получить гражданство потомкам людей, покинувших страну в 30-40-е годы XX века, а то и в XV веке. Как работают эти правовые инициативы на практике? Действительно ли они способны компенсировать историческую несправедливость?
23/11/2020
Фото: Семейный архив Евгении Шашевой

Эхо террора. Как потомки репрессированных продолжают бороться за свои права

Пик массовых политических репрессий в СССР пришелся на конец 1930-х, но до сих пор потомки репрессированных борются за восстановление честного имени своих предков и пытаются вернуться из мест ссылки домой, туда, откуда их семьи были изгнаны десятилетия назад.
09/11/2020

Национальный суверенитет или международное право? Последнее слово российской Конституции

В январе 2020 г. президент Путин призвал внести в Конституцию России поправки, которые закрепят ее приоритет над решениями наднациональных органов (в частности, ЕСПЧ). Интересно, что эта идея в России не стала новой и что российские эксперты, много лет призывавшие к этому, в обоснование своей позиции ссылались на опыт Германии.
09/10/2020

Российское мемориальное законодательство и другие ограничения свободы выражения мнения

Согласно Европейской конвенции о правах человека, государства должны гарантировать гражданам право на свободную и открытую дискуссию о прошлом. Однако с появлением мемориальных законов, т.е. законов об исторической памяти, право на свободное выражение мнения оказалось под угрозой.
16/09/2020

Международное наблюдение на региональных и местных выборах в РФ: «невозможное возможно»?

В августе 2019-го несколько международных организаций получили просьбу прислать наблюдателей для наблюдения за выборами в Москве и Санкт-Петербурге. Однако она осталась без результата — международное наблюдение единого дня голосования 8 сентября 2019 г. не проводилось.
28/08/2020

Дело сестер Хачатурян: поворотный момент в законодательстве РФ о домашнем насилии?

В России до сих пор не существует закона о домашнем насилии. Станет ли дело сестер Хачатурян — девушек, которые подвергались многолетнему насилию со стороны отца — поворотным моментом в принятии такого закона?
23/07/2020

Что скрывается под видом экстрадиции из ЕС в Россию

Что ждет российских граждан, экстрадируемых из стран ЕС на родину? Согласно Европейской Конвенции по правам человека и прецедентному праву ЕСПЧ, страна, выдающая обвиняемого, должна оценить риски, которые могут ожидать экстрадируемого. Но верно ли оценивают эти риски европейские суды?