Проект: Помощь беженцам и мигрантам в юридических клиниках 

Интервью с Сузаной Штевуловой, директором НКО «Лига по правам человека» и преподавателем юридической клиники по вопросам получения убежища при юридическом факультете Трнавского университета (Словакия)

Сузана, как началось Ваше сотрудничество с юридической клиникой в Трнаве?

Я училась на юридическом факультете Трнавского университета, где сейчас есть юридическая клиника по вопросам получения убежища. В то время это был единственный юридический факультет в Словакии, и он первым воспринял концепцию юридической клиники.

Наша клиника была основана в 2001 году Словацким Хельсинкским комитетом, который в то время тесно сотрудничал с УВКБ ООН и оказывал юридическую помощь беженцам на территории Словакии. В рамках своей работы СХК учредил эту клинику при юридическом факультете Трнавского университета, маленького городка неподалеку от Братиславы. Помимо клиники, занимающейся вопросами получения убежища, была создана также клиника по оказанию помощи жертвам домашнего насилия. Наконец, третья клиника была создана для правового просвещения заключенных, поэтому студенты часто посещали тюрьмы и проводили там семинары для заключенных по различным аспектам прав человека.

В 2005 году я окончила учебу; в этом же году Словацкий Хельсинкский комитет завершил свою деятельность, и юристы, которые занимались вопросами предоставления убежища, решили создать новую НКО под названием «Лига по правам человека». И они предложили мне и моим коллегам, которые также были студентами или выпускниками клиники, начать работать там, так как мы уже были знакомы и работали вместе в рамках клиники. Параллельно мы продолжали преподавать в рамках работы в клинике. То есть на данный момент клинике уже почти 12 лет.

Так что, имея опыт клиники по вопросам предоставления убежища, я решила работать именно в этой отрасли права. Благодаря этому опыту я также преподаю правовые аспекты предоставления убежища в университете, — мы с коллегой это делаем по очереди, и мне это очень нравится, потому что напоминает мне о студенческих временах, когда я была увлечена этой темой в клинике.

Как работает клиника?

Клиника по вопросам предоставления убежища — предмет по выбору в первый год магистратуры; он официально признается юридическим факультетом. Однако занятия в клинике ведут юристы, которые работают в НКО — например, мы. Получается, мы обычно работаем с НКО, которые предоставляют юридическую помощь беженцам и мигрантам, но нас также нанял факультет в качестве внешних ассистентов. 

Учебная программа в клинике состоит из теоретических занятий, которые проводятся раз в неделю в течение 90 минут в одной из аудиторий факультета, и практики, которую студенты проходят в офисе НКО в Братиславе. Студенты должны приезжать в наш офис каждую неделю в течение всего года, в среднем на 4-6 часов, в зависимости от их расписания. Они общаются и работают с клиентами, чьи вопросы касаются законов о предоставлении убежища. Я говорю о клинике по вопросам убежища, но сейчас на факультете, помимо тех трех клиник, которые я упоминала, есть и другие, например, клиника по коммерческому праву.

Почему Вы предоставляете юридическую помощь в помещении своей НКО, а не в университете?

Это связано с тем, что, как правило, наши клиенты не проживают в Трнаве, где находится клиника, поэтому они приходят в наш офис в Братиславе, в 60 км от Трнавы. На факультете нам выделили комнату, предназначенную для всех юридических клиник, поэтому теоритически мы можем ее использовать для встреч с  беженцами, которые живут в Трнаве, но таких у нас пока не было.

Получают ли студенты дополнительные баллы за участие в клинике?

Участие в клинике приравнивается к полноценному академическому курсу. Студенты могут рассчитывать на 4 или 5 академических кредитов, что относительно много для одного курса, но это объясняется большим объемом работы и необходимостью ездить в Братиславу в наш офис.

Есть ли какой-то отбор студентов?

В основном мы принимаем студентов с первого курса магистратуры, поскольку они уже изучали как основы прав человека, так и основы международного и административного права, а процедура предоставления убежища является частью административного права. Им необходимы эти базовые знания, чтобы разобраться в процедуре и выполнить юридическую работу. Однако в прошлые годы мы делали исключения, так как были студенты, желавшие выбрать этот курс на более раннем этапе учебы, и если на тот момент у нас были свободные места в клинике, мы обычно принимали таких студентов.

Сколько студентов в год обычно участвуют в работе клиники?

У нас нет обязательного количества студентов, которые должны записаться на курс, чтобы он состоялся. Все зависит только от нас — мы можем принять как двух, так и 20 студентов, факультет нас не ограничивает. В любом случае, мы стараемся не принимать более 12 студентов по причинам, связанным с человеческими ресурсами — чем больше студентов, тем больше нужно кураторов. У нас есть два офиса, в Братиславе с тремя юристами и в Кошице с двумя. В связи с этим, в идеале, мы предпочитаем иметь в клинике менее 10 студентов.

Студенты должны проходить курс клиники в течение года, что разделяет его на два семестра. Осенний семестр посвящен базовым правовым аспектам предоставления убежища и статуса беженца, а во время летнего семестра они занимаются иммиграционным законодательством, получив достаточную теоретическую базу.

Как бы вы оценили знания студентов о правах беженцах и мигрантов?

Поскольку иммиграционное право не является обязательным предметом в рамках обучения на юрфаке (и даже редко предлагается как курс на выбор), уровень знаний студентов в этой области очень низок. Как правило, они либо вообще ничего не знают, либо слышали о существовании специальной конвенции о правах беженцев. Вследствие постоянного освещения миграционного кризиса Европы в 2015 году в мировых СМИ студенты смогли немного познакомиться с этой тематикой до участия в клинике. Вся эта ситуация навела  нас на мысль о том, что неплохо было бы создать отдельный курс на целый семестр, в рамках которого студенты смогли бы углубиться в правовые аспекты иммиграции и получения статуса беженца.

Мы считаем, что в сегодняшней Европе студентам крайне важно изучать основы иммиграционного права. Это очень важная тема, ежедневно затрагиваемая в СМИ, поэтому высока вероятность того, что они столкнутся с этими вопросами в своей будущей профессиональной карьере. Некоторые студенты не решаются участвовать в клинике: они думают, что она потребует слишком много усилий, или же у студентов уже есть работа, и они не видят возможности совмещать ее с клиникой. Для таких случаев мы готовим теоретический предмет «Правовые основы предоставлении убежища», чтобы студенты могли получить базовые знания, даже не занимаясь практической деятельностью.

Какую помощь предоставляет ваша клиника?

Разумеется, студенты не могут представлять интересы мигрантов в суде, поэтому их основная задача — составление различных документов, а также анализ правоприменительной практики по конкретному делу, анализ информации о ситуации в стране происхождения клиента. Студенты также могут присутствовать во время интервью с клиентом или исполнять небольшие поручения, как, например, найти все документы и сделать их копии в Миграционном бюро. Иногда они сопровождают клиента в госучреждения и помогают с переводом. Как правило, мы даем студентам поручения, не требующие большой ответственности, иначе у нас могут возникнуть проблемы. И мы всегда предупреждаем клиентов, что их будут сопровождать студенты юридической клиники, а не профессиональные юристы.

Означает ли это, что клиенты не могут напрямую обратиться в клинику, а должны быть клиентами вашей НКО?

Да.

А в рамках работы в НКО вы отбираете дела или же принимаете все без исключения?

Что касается лиц, претендующих на получение убежища, у нас есть соглашение с правительством Словакии, которое финансирует нашу деятельность, поэтому мы должны рассматривать каждое дело и предоставлять юридические консультации всем, кто обращается к нам с этими вопросами, но мы не обязаны представлять интересы этих клиентов в суде.

Опишите, пожалуйста, типичных клиентов, которые обращаются в вашу клинику.

Наши клиенты в основном приезжают из Афганистана, Ирака, Сирии, Сомали, России, Камеруна, Бурунди и Украины. Понятно, что это в основном лица, претендующие на получение убежища, статуса беженца, и другие категории иностранцев. В течение всего года студенты могут работать как над одним делом, так и над несколькими, все зависит от обстоятельств каждого из обращений. В прошлом году, когда в Словакии было не так много беженцев, у нас была возможность глубже изучать каждый случай со студентами. Мы представляем интересы клиентов в государственных органах, которые рассматривают запросы на получение убежища. В случае, если результат оказывается отрицательным, мы подаем жалобу в суд, и, в соответствии с законом, мы, будучи некоммерческой организацией, имеем право представлять интересы этих людей в словацких судах. Студенты могут также участвовать в иных судебных заседаниях; мы идем вместе, и они сидят в специально отведенных для слушателей местах, где наблюдают за процессом и делают записи. Этот процесс очень важен, так как их наблюдения впоследствии помогают адвокатам оценить свою работу, проанализировать позицию представителей миграционных служб, реакцию судьи.

Каковы основные трудности в вашей работе с мигрантами?

Сложно выделить основные. Сама процедура довольно сложная, поэтому нам приходится прилагать большие усилия для того, чтобы объяснять клиентам, почему им приходится предпринимать те или иные шаги, почему именно такое решение было принято судом и т. д. Нужно отметить, что  процедура получения убежища является очень запутанной и бюрократической, поэтому, как правило, нашим клиентам трудно разобраться во всех тонкостях, особенно если существует языковой и культурный барьеры. В связи с этим нам приходится находить способы объяснить все бюрократические нюансы на понятном клиенту языке. Я думаю, что это и есть самый сложный аспект в нашей работе.  Еще мы должны донести до клиента, что мы всего лишь предоставляем информацию, а окончательное решение они должны принимать сами. На практике добиться этого понимания нелегко, так как люди думают, что при обращении к адвокату им самим принимать решения не понадобится, за них все сделает представитель, но это далеко не так. Обычно мы пытаемся убедить их в том, что мы предоставляем им консультацию, но в итоге речь идет об их жизни, и поэтому они сами должны решать за себя. И еще, у клиентов есть разные ожидания от процесса, а нам нужно понять, как сделать эти реалистичными.

Сталкиваетесь ли вы с языковым барьером?

Нет, у нас налажены связи с переводчиками, услугами которых мы постоянно пользуемся.

Как вы, возможно, знаете, другими клиникам бывает непросто привлечь к работе достаточное количество студентов. Есть ли у вас такая проблема?

Да, мы также сталкиваемся с этой  проблемой. В течение нескольких лет у нас было по 10 или 12 студентов, что является нашим максимумом, но в этом году у нас всего лишь два студента. Как видите, ситуация меняется каждый год. По нашему опыту видно, что многие студенты пытаются найти работу уже во время учебы. А некоторые студенты решают сделать перерыв и не поступать на магистратуру сразу после завершения бакалавриата. Из-за необходимости зарабатывать деньги многие студенты не могут себе позволить участие в работе клиники. В целом мы наблюдаем снижение числа студентов за последние два года. Например, в прошлом году, когда у нас их было семь, они были недовольны высокими требованиями клиники, поскольку у них уже была работа, которую они не могли совместить с полноценным участием в деятельности клиники. В последние годы наблюдается четкая тенденция: студенты стараются найти полную или частичную занятость во время учебы, поэтому у них просто не остается времени на участие в юридической клинике.

Какие уроки вы усвоили с 2006 года?

Мне кажется, очень полезно иметь надежные отношения с факультетом, потому что мы всегда могли на него рассчитывать. Например, он помог нам в мобилизации средств для клиники правовой помощи, а в годы, когда проект был приостановлен, факультет оплачивал небольшие зарплаты для преподавателей. Он также всегда открыт для участия в конференциях и их организации, так что отношения между клиникой и факультетом — ключевой момент. Что касается студентов, важно им объяснить во время первого собрания, в чем главная идея клиники, и увлечь их работой по этому направлению.

Каковы Ваши стратегии финансирования?

Мы пользуемся тем, что предоставляем бесплатную правовую помощь беженцам и мигрантам. Эта помощь финансируется государством и ЕС. Конечно, мы собираем средства непосредственно для нашей НКО, но мы также нуждались в дополнительных средствах для юридической клиники, когда хотели на ее базе организовать международный конкурс для студентов юридических факультетов в Словакии. Иногда у нас была необходимость в большем количестве преподавателей или студентов, что также требовало дополнительных финансов. Речь идет о конкретных случаях, и когда у наших основных доноров не было возможности профинансировать эти мероприятия, нам самим приходилось собирать средства, чтобы реализовать свои идеи. Помимо этого, в какой-то момент образовался общий недостаток в финансировании юридической помощи беженцам в Словакии; в связи с этим для финансирования работы клиники мы искали средства вместе с юридическим факультетом.

Вы сотрудничаете с другими клиниками в Словакии и Европе?

Да, мы сотрудничаем с другими юридическими клиниками в нашей стране. У нас есть партнерство с юридическим факультетом в городе Кошице в восточной части Словакии. У нас есть там офис, в котором ведут прием несколько юристов, связанных с клиникой в Кошице. Еще у нас налажено сотрудничество с юридическими клиниками по всей Европе. Наши студенты принимают участие в ежегодном международном конкурсе по судебным разбирательствам в области миграционного права; мы даже дважды организовывали этот конкурс в Трнаве. Последний раз он состоялся в 2016 году параллельно с большой конференцией, в которой принимали участие ведущие в этой сфере юристы и судьи из стран ЕС, а основным докладчиком выступил специальный представитель ООН по правам мигрантов Франсуа Крепо. Студенты нашей клиники также участвуют в подобных международных соревнованиях в других странах, как правило, в Чехии, поскольку именно там часто проводятся мероприятия, посвященные мигрантам и беженцам. Для студентов важно осознавать, что есть много людей, которые работают над защитой прав беженцев и мигрантов и за пределами Словакии, это делает их участниками международного движения. Мы также сотрудничаем с другими НКО, которые работают с мигрантами в этой стране. Мы очень маленькая страна с всего лишь пятью миллионами жителей, так что все знают друг друга, и каждый рад сотрудничеству.

Чем вы особенно гордитесь в своей работе?

Начну с того, что мы в целом гордимся нашей работой и тем фактом, что у нас уже есть немало выпускников, работающих в этой области. Мы также гордимся своими клиентами, которым удалось получить тот статус, который они хотели, это очень здорово! А также нас очень радует тот факт, что наша НКО существует с 2006 года и продолжает свою успешную деятельность по сей день.

Некоторые выпускники нашей юридической клиники стали сотрудниками нашей и других некомерчесских организаций, которые занимаются проблемами беженцев и мигрантов в Словакии. Другие выпускники, став адвокатами, решили специализироваться на иммиграционном праве, так что я считаю замечательным то, что мы вносим свою лепту в развитие нового поколения молодых юристов, владеющих знаниями этой области, которые они успешно используют в своей карьере. Лично для меня студенческий опыт был по-настоящему ценным и важным, и я бы ни за что не поменяла своего решения начать работать в юридической клинике по вопросам предоставления  убежища!

Последние публикации

20/12/2021

Галина Арапова: «У людей нет понимания, что такое независимая журналистика и как она должна работать в нормальном обществе»

Журналист Владимир Шведов специально для «Правового диалога» поговорил с юристом, главой Центра защиты СМИ Галиной Араповой о настоящем и будущем российской журналистики, о том, как IT-гиганты относятся к свободе слова и о том, можно ли улучшить закон об «иностранны
17/11/2021

«У нас нет понимания, что женщину нельзя брать силой». Почему в Европе секс без согласия — это изнасилование, а в России — нет

Согласие на секс — сложное понятие с этической, социальной и юридической точки зрения. У него нет однозначного определения и его непросто обсуждать из-за табуированности темы, но с каждым годом все больше стран признает секс без согласия изнасилованием.
29/09/2021

Министры и диссертации: разоблачения академического плагиата и их политические последствия в России и ЕС

В 2013 году одним из «слов года» в России было признано слово «Диссернет» — это неформальное сетевое сообщество, которое появилось в том же году и занималось расследованиями нарушений академической этики в России — в первую очередь, выявляло плагиат в диссертациях высокопоставленных ученых и политиков.