Могут ли правозащитники, которым угрожают на родине, получить защиту в ЕС?